Биография
Книги
Статьи
Библиотека
Фотографии
Публицистика
Фильмы
Интервью
Общественный фонд Александра Князева
Институт русской диаспоры
Институт этнополитических исследований
Друзья и партнеры

Александр Князев: афганский джихад по заветам Масуда

 

29.04.09 11:17

На прошлой неделе в Кабуле состоялась международная конференция, организованная Фондом Ахмад Шаха Масуда. Заявленная тема форума - как укрепить безопасность страны «по заветам Масуда» - собрала в афганской столице местных политиков и политологов, а также экспертов из ряда европейских стран и США.

Единственным участником конференции из стран постсоветского пространства стал руководитель Бишкекского филиала Института стран СНГ, востоковед-афганист, профессор Александр Князев, пишет РИА Новости .

- Александр Алексеевич, откуда такое причудливое название конференции?

- Условно название конференции «Securing Afghanistan again in pursuit of Commander Masoud's Vision» можно перевести как «Обезопасить Афганистан по заветам Масуда».

Ахмад Шах Масуд для жителей северных и центральных провинций Афганистана - фигура знаковая. В свое время он очень успешно воевал против советских войск, а позже - с талибами. После падения режима Наджибуллы, с созданием Исламского Государства Афганистан в 1992 году, таджик по национальности Масуд стал министром обороны страны и занимал этот пост до своей трагической гибели от рук наемников в сентябре 2001 года. Именно Ахмад Шах Масуд основал новую оборонительную доктрину Афганистана, одинаково успешную против любой военной агрессии: «Сопротивление внутри, давление извне».

Кстати, эта доктрина в настоящее время успешно используется как вооруженными силами Афганистана, так и самими талибами против иностранных военных.

- Оценки большинства военных экспертов РФ по поводу иностранного военного присутствия в Афганистане примерно таковы: «Операция «Несокрушимая свобода» не увенчалась успехом». Какова ваша точка зрения?

- Рассматривая новую американскую политику в Афганистане в категориях реальной политики, нельзя не отметить принципиально важное противоречие между декларируемыми ею целями и тем, что происходит в действительности. Наращивание военного присутствия и географическое расширение зоны военной операции, намерение включить в нее территорию Пакистана означают лишь стремление американской администрации колоссально увеличить конфликтный потенциал в регионе Центральной и Южной Азии. Это лишний раз свидетельствует о намерении США добиться в конечном итоге мирового передела, установления своего господства.

Возвращаясь к личности Масуда, добавлю, что он был сторонником многополярного мира. После распада СССР он однажды среди своих командиров сказал: однополярный мир невыгоден ни Афганистану, ни миру. Масуд еще в то время прогнозировал конфронтацию между Западом и Востоком, особенно между США и исламским миром. Политику США он характеризовал как «высокомерие и попытку диктовать миру свой порядок».

- В последнее время ряд российских экспертов высказываются о том, что в случае ухода НАТО и международных сил содействия безопасности (ISAF) из Афганистана движение «Талибан» вновь возьмет власть в стране. И отсюда «талибская угроза» распространится как на государства Центральной Азии, так и на Россию. Что вы скажете по этому поводу? Кстати, нелишне будет напомнить аудитории кто такие талибы.

- Спекулятивные или некомпетентные рассуждения о прямых угрозах безопасности региона в связи с возрождением Талибана и в случае ухода американцев из Афганистана просто не выдерживают критики. Талибы не несут и никогда не несли военной угрозы странам Центральной Азии, или России. Это в первую очередь этническое движение, и у них не может быть поддержки на этнически чуждой им территории к северу от Амударьи. Они не могут здесь рассчитывать на поддержку населения, особенно учитывая межэтническую солидарность между таджиками и узбеками в Афганистане и их соплеменниками в постсоветских республиках.

Талибы - это пуштуны, само движение в своей основе имеет мощный этнический, националистический компонент. А радикальный религиозный элемент в их мотивации стоит далеко не на первом месте.

Сила талибов - в поддержке населения пуштунских регионов Афганистана и в использовании ассиметричных способов ведения войны. Это партизанское движение, которое сильно в своих родных местах, а на чужой территории обречено на поражение. Причем, большинство военных успехов Талибана на территории собственно Афганистана до 2001 г . всегда обеспечивалось только за счет прямой военной поддержки регулярных вооруженных сил Пакистана.

Тем не менее, афганский вектор остается ключевым в системе угроз безопасности для Центральной и Южной Азии. В содержании этих угроз можно выделить ряд направлений, главным из которых, безусловно, является производство и распространение наркотиков.

Наиболее часто транслируемая экспертными кругами оценка: Афганистан - это «гнездо международного терроризма». Чтобы так утверждать, нужно посмотреть, кто такие талибы и террористы, находящиеся на территории Афганистана, в чем, собственно, состоят угрозы, связанные с их активностью?

Если проанализировать состав группировок, воюющих сейчас против кабульского правительства и иностранных войск, США и НАТО, можно выделить более пятидесяти категорий, отличающихся, прежде всего, по мотивации, которая лежит в основе их активности. Важен анализ нескольких из них - наиболее массовых, либо очевидно выделяющихся по своим сущностным параметрам.

Первая - это интернациональные по своему составу отряды, включающие большей частью лиц неафганского происхождения. Это арабы, пакистанцы, индонезийцы и малазийцы, выходцы из Бангладеш, чеченцы, уйгуры, узбеки и таджики и другие. Они управляются и финансируются неафганскими, а имеющими либо пакистанское, либо арабское или транснациональное происхождение радикалистскими структурами, многие имеют опыт войны и террористической деятельности в Нагорном Карабахе, в бывшей Югославии, на Северном Кавказе, Кашмире, Ираке, странах Африки. Эта категория чаще всего имеет устойчивые связи со спецслужбами Пакистана, некоторых арабских стран, США, Великобритании.

Вторая - отряды с преимущественно пуштунским, то есть афганским, по происхождению, составом, но связанные с теми же иностранными и международными организациями и получающие оттуда финансирование.

Третья - пуштунские по составу отряды и группировки, воюющие по причинам внутриафганского характера, но финансируемые из-за рубежа, как правило, через пакистанские клерикальные и военные круги, спецслужбы. Четвертая - группировки и отряды, воюющие по причинам внутриафганского характера, имеющие мощную социальную базу в местах своей активности, финансируемые преимущественно за счет доходов от наркопроизводства и из других местных источников.

Именно последние две категории являются наиболее массовыми, и самое главное - имеют безусловную поддержку населения. В планах талибов вот этих двух категорий значительная часть населения Афганистана по-прежнему видит фактор стабильности, объединения и справедливости. Главной причиной этого является несоответствующее местным традициям и традиционному праву поведение иностранных военных, чрезмерное использование военной силы и причастность к деятельности криминальных структур, превращающее их в оккупантов. Вместе с растущим разочарованием деятельностью администрации Хамида Карзая, распространением коррупции и криминала, это создает хорошую возможность для реорганизации деятельности талибов с восстановлением доверия к ним среди большинства населения, по крайней мере, в пуштунских регионах.

- Как можно охарактеризовать текущую военно-политическую, социально-экономическую ситуацию в Афганистане?

- По сути, в стране идет гражданская война, в которой на стороне правительства действуют иностранные оккупационные войска. Для стран региона реальную опасность представляет само состояние страны: неконтролируемость территории, позволяющая использовать ее пусть и для немногочисленных, но действительно террористических оппозиционных групп - узбекских, уйгурских, кашмирских, чеченских, белуджских и др. Другой реальной опасностью, значительно более существенной, является использование территории Афганистана для наркопроизводства. Причем многократный, в десятки раз, его рост является прямым результатом западного военного присутствия. Более того, можно говорить о наличии отлаженной при содействии ЦРУ США с начала 1980-х и особенно в 1990-х гг. международной сети финансирования, производства, транспортировки и реализации наркотиков, расположенной большей частью за пределами Афганистана.

Сегодня в исламском государстве фактически сложилась криминальная экономика. Отсюда и все весьма тяжелые социальные последствия.

- И все-таки, как Кабульская конференция решила обеспечить «заветы Масуда»?

- Стабильность в Афганистане можно обеспечить только путем переговоров и нахождения необходимых компромиссов. Необходима кропотливая переговорная работа с лидерами всех без исключения групп населения. Необходимо начинать переговоры по различным каналам и с использованием влияния старейшин племен, авторитетных фигурантов джихада.

Организация внутриафганского диалога могла бы опираться на прецеденты как внутри Афганистана, так и вне него. Например, весьма успешной была политика национального примирения второй половины 1980-х гг. Полезным в этом случае мог бы стать и опыт межтаджикского урегулирования в 1990-е гг. при участии Ирана и России.

И на многие вопросы, которые остаются открытыми в отношениях Афганистана с другими странами и международными организациями, дает ответы сотрудничество с ШОС. Как структура в большей степени политическая и обладающая большим политическим потенциалом, ШОС могла бы взять на себя бремя посредника в налаживании внутриафганского диалога. ШОС должна активно участвовать в разрешении афганской ситуации и либо разделить ответственность с США и НАТО, либо взять ее на себя.

Пока же главными препятствиями для полноценного подключения ШОС к афганскому урегулированию являются отсутствие согласованного подхода к проблематике Афганистана внутри самой организации, и категорический отказ США и НАТО от взаимодействия с постсоветскими альянсами. Взаимосвязь этих двух факторов очевидна на примере Казахстана, являющегося членом ШОС, но на двустороннем уровне активно сотрудничающему на афганском направлении с США и НАТО, включая и готовность посылки в Афганистан своего воинского контингента.

- Именно Россия инициировала подключение ШОС к афганской проблематике. Заметил ли Кабул эту инициативу? Как соотносится с этим российское сотрудничество с НАТО по Афганистану?

- Пока у российского руководства отсутствует какая-либо программа действий в этом направлении. Как, собственно, и само четкое системное видение проблематики.

Что касается сотрудничества России с НАТО по Афганистану, то оно носит пассивный характер. По сути, РФ отвечает на запросы западной коалиции, связанные с транспортировкой грузов в Афганистан, предоставлением развединформации и др. В то время как интересы собственной национальной безопасности требуют принципиально иных подходов.

http://news-ru.trend.az/important/opinion/1462809.html

http://www.newsazerbaijan.ru/worldnews/20090429/42839095.html

http://www.newskaz.ru/comment/20090429/195153.html

 

 

наверх главная страница предыдущая страница е-mail контент-провайдер -=МБ=-