Биография
Книги
Статьи
Библиотека
Фотографии
Публицистика
Фильмы
Интервью
Общественный фонд Александра Князева
Институт русской диаспоры
Институт этнополитических исследований
Друзья и партнеры

Александр Князев: «Киргизская многовекторность сужается в пользу Запада»

1 мая власти Киргизии официально запретили въезд на свою территорию гражданину России политологу Александру Князеву, постоянно проживающему в Бишкеке. В беседе с корреспондентом ИА REX 5 мая учёный прокомментировал сложившуюся ситуацию.

Против кого направлен данный запрет – против Вас лично или это можно считать недружественным шагом по отношению к России в целом?

Думаю, это многоцелевая акция. Публичные декларации президента Киргизии Атамбаева об особом отношении к России, о приверженности интеграционным процессам с Россией, Казахстаном, Белоруссией – всё это лишь декларации, это public policy, но есть же realpolitik, в этой части Атамбаев реализует лишь свои собственные интересы, определяемые с учётом влияния его откровенно антироссийского окружения и его личной корыстной зависимости от руководства Турции. Там находится личный бизнес киргизского президента, всё под контролем Анкары, неслучайно последний визит турецкого премьера Эрдогана в Бишкек изменил многое в тональностях Атамбаева. Он уже и ГЭС готов строить с турецкими компаниями, а не российскими, и трансформации пресловутого аэропорта «Манас» турки обеспечат, и т.п. «Волк в овечьей шкуре» - вот это выражение подошло бы, наверное, если не считать того, что волк – животное достаточно сильное, гордое и целеустремлённое, этим волк отличается…

Разговоры о безоглядном вступлении в ТС – это тактика «троянского коня», засылаемого вашингтонскими стратегами для развала евразийских и без того трудно продвигающихся интеграционных процессов. Так что, ситуация, случившаяся со мной, на руку таким его советникам, как известная лоббистка Госдепартамента Роза Отунбаева. Она, кстати, на непонятных основаниях проживает на территории госрезиденции «Ала-Арча» в соседнем с президентом особняке, имея шикарные возможности вовремя подправить его курс… У неё нынче праздник, как и у ещё одного их соседа по госрезиденции – главного националиста в республике Эмильбека Каптагаева, или куратора силовых структур Шамиля Атаханова, которого в качестве руководителя не воспринимает ни одно из этих ведомств... Это люди – определяющие политику государства. Все они ведь прекрасно знают меня, знали, планируя эту акцию с невъездом, что молчать и мириться с этим я не буду, что закон – на моей стороне, а значит, будут вынуждены включиться и официальные российские органы, очень симпатичный для россиефобов эпизод получается.

Ну а я лично только горжусь тем, что совершил ряд действий, заставивших их пойти на нынешний конфликт. Пару месяцев назад я первым, кстати, на ленте ИА REX, озвучил совместные киргизско-американские планы по строительству в Бишкеке нового американского комплекса радиоэлектронной разведки (кому интересно – это пересечение проспекта Манаса и Южной магистрали на южной окраине киргизской столицы), а заодно – и о переводе в статус дипломатов нескольких сотен военнослужащих с американской авиабазы в аэропорту «Манас», обслуживающих эту разведаппаратуру. Я много и активно говорил и писал в последнее время о сомнительности реализации Россией в партнёрстве с этим ненадежным киргизским руководством масштабных гидроэнергетических проектов.

Знаю, что бешенство в кругах моих оппонентов в Бишкеке вызывало и мое предложение о задействовании в этих гидроэнергетических проектах Узбекистана и Казахстана с тем, чтобы сделать их и на начальной стадии, и в отдаленной перспективе, бесконфликтными и несущими пользу всему региону. В общем, поводов много. И есть ещё одна из целей – налицо попытка на моем примере создать прецедент для экспертов, журналистов, как внутри страны, так и извне: мнения, нелицеприятные для атамбаевской группировки (обычно применяемое в таких случаях слово «команда» неуместно, команды там нет) – наказуемы.

Прослеживается абсолютно схожая тактика с той, которую реализовывало окружение экс-президента Бакиева накануне его краха – убийства политиков и журналистов, блокирование интернет-ресурсов и т.д. До убийств пока, слава богу, не доходит, но в этой тактике есть любопытный момент. Наказуемо всё, что по существу сориентировано на российский или как-то связанный с Россией вектор. Озвучивание интересов США, даже если оно противоречит национальным интересам Киргизии, наказуемым не является, этот информационный тренд облекается в хорошую пропагандистскую оболочку через выращенные за постсоветское время несколько тысяч прозападных неправительственных организаций и несколько десятков таких же СМИ.

Является ли такое поведение властей проявлением свойственной Киргизии многовекторности или фактическое выдворение из страны известного российского эксперта свидетельствует о том, что власти республики определились с вектором и он скорее антироссийский?

И «выдворение российского эксперта», и выше сказанное мною, все подводит, как мне представляется к такому выводу. Пока это ещё многовекторность, но прослеживается тенденция к её сужению в пользу следования интересам Запада. Вообще, есть ощущение своего рода дежавю, и это мнение не только мое, а и многих моих коллег в Бишкеке, которые просто по разным причинам публично его не озвучивают. Ощущение, что на дворе – в Киргизии – примерно рубеж 2009-2010 годов, когда начиналась агония бакиевского режима.

Один из моих коллег, опять же не буду называть его имя, рубежным временем нынешней агонии называет сентябрь текущего, 2013 года. В принципе, я с ним согласен. Бишкекская власть весь постбакиевский период абсолютно не признается на юге республики, такого понятия как «консенсус политических элит» в Киргизии просто нет, а это для любой власти в республике при её высоком регионализме, клановости, трайбализме – просто смертельно. Недостаточный учёт этих обстоятельств был одним из факторов свержения Аскара Акаева, игнорирование интересов северных элит обернулось апрельским государственным переворотом и бегством Бакиева. Грабли в Киргизии на всех одни.

Почему акт о непропуске предъявлен именно сейчас? Что-нибудь предвещало такой поворот событий?

«Предвестия» на этот счёт у меня были всегда, начиная с 24 марта 2005 года, поскольку после тогдашнего государственного переворота у власти всё время находятся ограниченные люди, абсолютно лишенные сколько-нибудь приличного знания того, что есть политика, что есть государственное управление, отрицающие само существование экспертной деятельности, сами всё «знающие». Да и их целеполагание, мотивация прихода к власти, они не связаны с таким базовым, на мой взгляд, понятием, как «национальные интересы страны». Это личная корысть, это личные амбиции, это выполнение заказов извне, всё, что угодно, но не интересы своего народа, общества, государства. Конечно же я им всем неугоден.

В апреле 2010-го года Атамбаев, тогда вице-премьер временного правительства, пригласил меня к себе. Вроде как антибакиевского «соратника», с показным сожалением вздохнул, что нельзя дать мне должность в силу того, что у меня не киргизское гражданство. Смешной: будто я что-то просил… Я тогда развернулся и уехал в Алма-Ату, где после этого проработал определённое время в Институте политических решений, занимаясь и интересной, и востребованной, и цивилизованной по всем условиям работой. В июле того же 2010-го года Отунбаева, также пытавшаяся играть со мной в антибакиевское «соратничество», включила меня в Национальную комиссию по расследованию киргизско-узбекского межэтнического конфликта на юге. Месяца через полтора, увидев, что комиссия эта – пустая фикция, да ещё и с шовинистическим душком, явной антиузбекской направленностью, я демонстративно, публично разъяснив свои мотивы, её покинул. Наверное, после этого они и поняли, что использовать меня никак не получается, и попал я в отунбаевско-атамбаевский и их компании «черный список»…

26 марта нынешнего года в бишкекском пресс-центре «Россия» я провел небольшую пресс-конференцию, где высказал ряд мнений по наиболее актуальным вопросам – членство Киргизии в Таможенном союзе, проекты ГЭС, интеграционные процессы в целом, место Киргизии в ОДКБ в контексте попыток сохранения американского военного присутствия, и так далее. А дней через десять я отправил в рамках своей работы небольшую аналитическую записку с моим мнением о перспективах сотрудничества РФ с Киргизией в пресловутой уже гидроэнергетической сфере. В моём ответе, отправленном в Москву обычной электронной почтой, был тезис и о том, что нынешние киргизские власти – крайне ненадежный и недолговечный партнёр в столь масштабном для российских инвесторов проекте. Система СОРМ в Киргизии работает. Те, кто читал мою почту в Бишкеке, вряд ли поняли, кому я писал, но точно поняли, что моё мнение в Москве может в какой-то мере влиять на решения, принимаемые в столице России. С этих дней почувствовалась напряжённость.  Уже ближе к концу апреля какие-то непонятные личности бродили вокруг моего дома в Бишкеке, фотографировали расположение квартиры… При выезде в Казахстан 29 апреля киргизские пограничники увидев меня были как-то странно возбуждены, надо полагать, директива уже была сверху спущена…

А уже после того, как меня в Киргизию не впустили, в телефонном разговоре со мой один из российских политиков чётко сформулировал всю суть моих бишкекских «оппонентов». Он сказал мне: «Это временщики, неспособные совершать обдуманные действия в государственных интересах». А я мешал и мешаю этим «временщикам» дожить их и без того короткую политическую биографию…

Токон Мамытов уверяет, что Государственная пограничная служба не принимает подобных решений. Кто же принимает их на самом деле? Были ли другие комментарии официальных лиц по этому поводу?

Мне смешны политтехнологи, обслуживающие эту власть, если таковые имеются вообще. У меня на руках – официальный, неопровержимый документ, сущность которого в том, что въезд в КР мне запрещён на основании каких-то претензий к моему паспорту. Теперь уже не нужно придумывать других причин – это документ, который киргизской погранслужбой реализован, всё уже свершилось. Придумывать другие причины уже поздно, нужно быть просто глупцом, чтобы пытаться теперь это делать. Тем не менее, делают. Я вообще полагал до этих событий, что руководитель погранслужбы Токон Мамытов – человек умный. Сомнения возникли, когда он в комментариях киргизскому информагенству 24.kg начал рассуждать об абстрактных уголовных делах в отношении меня и даже о тривиальном укрывательстве от алиментов с моей стороны. Вспомнились сразу строчки бессмертного Владимира Высоцкого:

« А как выпью политуру,

Так сажусь писать халтуру.

Постамент родной культуры

Я царапаю гвоздём.

Клеветник и очернитель,

Юных девушек растлитель,

И вообще я - врач-вредитель…».

Помимо этой чуши только пресс-служба Госкомитета национальной безопасности после настойчивых требований множества журналистов подтвердила, что это решение принято в данном ведомстве сославшись на «соответствующие причины». Более комментариев не было. Мамытов пока – единственное конкретное лицо, взявшее на себя смелость что-то проговорить, но проговорить, опять же, необдуманно. За всё надо платить. Если он хоть немножко мужчина, да ещё считает себя офицером, будет извиняться на той же ленте того же агентства. Русские офицеры в старые добрые времена в подобной его ситуации предпочли бы застрелиться от позора.

Обращались ли Вы в российские консульские учреждения в Бишкеке или Алма-Ате? Какова реакция?

Я сразу отправил в консульский отдел российского посольства в Бишкеке своё соответствующее заявление с просьбой защитить мои законные права, приложив копию акта, выданную киргизской погранслужбой. Моё заявление приняли, занимаются этим вопросом в установленном порядке. Я знаю, что в курсе происходящего уже в российском МИДе, других российских ведомствах, занимающихся вопросами внешней политики, возможно и там предпринимаются какие-то действия. Тормозит развитие ситуации обилие праздничных и выходных дней, но, думаю, у меня хватит терпения дождаться законного решения, которое поставит, уверен, на место некоторых зарвавшихся бишкекских функционеров.

Вы постоянно проживаете в Бишкеке, невозможность вернуться туда создает ещё и чисто бытовые неудобства. Как Вы намерены с ними справляться?

Неудобства есть, есть беспокойство за членов семьи, остающихся в Киргизии, зато очень помогает поддержка просто огромного количества людей – журналистов, коллег-экспертов, политиков… География поддержки меня самого просто поражает, еле успеваю заряжать три телефонных аппарата, не говоря уже о компьютере. Я очень благодарен всем этим людям, от Парижа до Пекина, а особенно тем, кто связывается со мной непосредственно из Киргизии. Знаете, ко мне начали даже обращаться оппозиционные к действующему пока режиму киргизские политики, многие из них являются, по сути, моими политическими оппонентами, не согласны со многими моими оценками и мнениями, так вот, и они предлагают свою помощь, взаимодействие, потому что возмущены происходящим. Я меньше всего хотел бы участвовать в очередном свержении власти в Киргизии, я гражданин России. Но если эта власть существует во зло своему народу и мешает жить лично мне, то мне понятны и такие предложения. Но я настроен действовать только в рамках закона, несмотря на бытовые неудобства, о которых Вы упомянули, уже нахожу возможность заниматься своей прямой профессиональной работой, биография которой – уверен в этом абсолютно – будет куда продолжительнее некоторых политических карьер.

 

 

 

наверх главная страница предыдущая страница е-mail контент-провайдер -=МБ=-